В ресторанном бизнесе, как и в любой другой креативной индустрии — кто-то движется в мейнстриме, а кто-то его создает.

Но креативить на протяжении 22 лет — задача более чем непростая. Создал свой формат и, что называется, успокойся, получай удовольствие от заработанного непосильным трудом.

Зачем каждый раз что-то выдумывать, да еще при этом стремиться к высокому? Сокольников: Андрей, начнем, что называется, с истоков. Их было много, я посмотрел твой послужной список, внушает.

И если по гамбургскому счету, совместимо ли: высокое и ресторанный бизнес? Главред DF Артем Сокольников и воронежский ресторатор снова пытаются выяснить отношения с современным ресторанным бизнесом. У меня, например, по поводу твоей карьеры сразу родилась ассоциация с юношами, которые развозят газеты по утрам, прежде чем стать президентами Соединенных Штатов. Матвеев: Как и у всех, мой послужной список далеко не полный по всем заведениям, где я работал ().

Также в нем не указано еще то количество тренингов и семинаров, которые я сначала прослушал, а затем провел.

Сокольников: Не буду спорить, имя Матвеева в воронежском бизнес-сообществе на слуху. Я пришел на летнюю подработку в буфет московского Театра эстрады, хозяйкой которого была знакомая нашей семьи.

Но даже те, кто тебя не знает, и не слышал о тебе ни разу, наверняка слышали или бывали в заведениях из твоего бизнес-списка. Так я попал еще не за барную стойку, но за стойку буфета.

Давай посмотрим на твой бизнес-путь с практической точки зрения. Мне все было чрезвычайно интересно, потому что рядом стояли такие прожженные тетки, а я был наивный, начинающий, молодой, красивый ().

Возможно, поможем кому-нибудь, поддержим начинающих. В театральном буфете я научился готовить бутерброды и наливать коньяк через мерный стакан.

Проработал там почти полгода, а ушел из-за конфликта с директором театра.

Для меня было приоритетом желание гостей, для него — театра. А ссориться с директором хозяйке буфета было не с руки.

Сначала меня брать не хотели, потому что работать с алкоголем можно было только с 18 лет. Сокольников: Любопытно, что парень, который так хорошо начал в Москве, оказался в Воронеже. Это российская компания, которая работает в индустрии развлечений: игровые автоматы, казино по всей стране.

Но я пришел, сказал, что мне очень надо, что у меня большое желание и что принесу согласие родителей, и меня взяли. Работал барменом, потом старшим барменом, потом официантом. Потом администратором, менеджером, метрдотелем, заместителем директора, директором. Я работал директором компании, которая должна была за 2 года открыть 150 ресторанов в регионах.

В 17 лет я получил диплом бармена, параллельно с дипломом менеджера и бухгалтера в школе. После чего нужно было выйти по этим ресторанам на IPO. И судя по всему, он выстрелил: 8 лет «качать» на рынке — это что-то!

Когда мы начали реализовывать проект, набрали огромный штат сотрудников, около 20 объектов уже строились, 2 практически вот-вот должны были открыться… Сокольников: Почему концепция гриль-бара «Ме Sто» стала успешной и работает до сих пор?